Вернем имена забытым героям
Проект Исторического музея

Надежда Лукьянова. Библиотекарь в СЭГэ 290

Мы всегда рады получать письма от наших читателей. Кто-то узнаёт своих родных, кто-то присылает нам бесценные сведения об изображённых на портретах. Очень интересное письмо мы получили вчера от журналиста Ларисы Васильевны Прошиной-Бутенко, которая нам уже писала ранее. Выражаем слова благодарности нашему корреспонденту и предлагаем вашему вниманию статью о Надежде Максимовне Лукьяновой-Савиновой, портрет которой в годы Великой Отечественной войны был написан московской художницей Еленой Александровной Афанасьевой в сортировочном эвакуационном госпитале (СЭГ) №290.


Среди портретов, написанных в годы Великой Отечественной войны московской художницей Еленой Александровной Афанасьевой в сортировочном эвакуационном госпитале (СЭГ) №290, есть портрет молодой женщины, под которым надпись: Надя Лукьянова.

Это Надежда Максимовна Лукьянова-Савинова.

Можно с уверенностью предположить, что служить в этом фронтовом госпитале она начала в то время, когда СЭГ 290 из-за тяжёлого положения на Западном фронте, защищавшего столицу от немецких фашистов и их союзников, был переведён в Москву (работал здесь с октября 1941 по март 1943 гг.). Надежда Лукьянова была библиотекарем.

В архиве СЭГа 290 есть её анкета, которую она заполнила 14 апреля 1966 года.

Сведений в анкете мало. Где родилась, из анкеты не известно. Но что есть.

Образование среднее. До войны библиотечный работник. Беспартийная. Когда началась война, ей было 25 лет. Значит, родилась Надежда Максимовна в 1916 году.

Награждена медалью «За оборону Москвы»; во время службы в СЭГе 290 получала благодарности и грамоты. В мирное время награждена медалью «Двадцать лет победы над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

И самое замечательное для женщины: «Замужем. Имею три сына и две дочери; внука и внучку».

На вопрос, где работает, ответила: «Домохозяйка».

Эти сведения о семье к моменту заполнения анкеты.

А теперь надо объяснить её вторую фамилию – Савинова.

Надежда Лукьянова была женой Георгия Трофимовича Савинова, комиссара (заместителя начальника СЭГа 290 по политической работе) госпиталя.

Политуправлением он был назначен в самое трудное для этого госпиталя время. СЭГ 290 начал формироваться, как основная медицинская база Западного фронта, 11 июля 1941 года – в г. Вязьме Смоленской области.

Фашисты хотели ещё летом того года прорваться к Москве, и провести парад своих войск на Красной площади. Шли тяжёлые бои. Вязьму беспрерывно бомбила вражеская авиация. Город был разрушен. Счёт раненых, включая местных жителей и беженцев, шёл на тысячи.

Вот в таких условиях и начал работать СЭГ 290. Его персонал (не только медицинский) самоотверженно спасал раненых. Подробности об этом фронтовом госпитале можно прочитать в Интернете, в частности, на литературном портале Российского союза писателей – Проза.ру.

Георгий Трофимович Савинов родом с Урала. В Красной Армии начал служить с марта 1919 года. А именно – в коннице. На политработе в армии с 1929 года. Несколько раз ранен. Хорошо пел.Был поклонником творчества А. С. Пушкина, читал наизусть поэму «Евгений Онегин» и разные стихи поэта.

Вероятно, Н. М. Лукьянова и Г. Т. Савинов поженились в московский период работы СЭГа 290. Ничего удивительного в том не было. В госпитале служило более тысячи человек — персонала разного профиля. Работали здесь и семейные пары (даже с детьми) с ещё довоенным стажем; появлялись и новые семьи.

Фронтовики были молодыми. Война не могла помешать любви.

Почему я уверена, что на рисунке художницы Елены Афанасьевой именно Надежда Максимовна Лукьянова? Я сравнила женщину на этом рисунке и на фотографии, сделанной в Москве в 1973 году.

На фотографии: одиннадцать мужчин и женщин стоят на фоне автобуса. Это ветераны СЭГа 290. Они собрались, чтобы отправиться в г. Вязьму на встречу с учащимися и преподавателями средней школы № 2 (здесь музей этого фронтового госпиталя), с местными жителями. Среди ветеранов и супружеская пара Лукьянова-Савинов.

Георгий Трофимович в тёмном плаще, белой сорочке и галстуке; на голове шляпа. Опирается на массивную палку. Надежда Максимовна в светлом плаще, без головного убора. Держит мужа под руку.

Как и на рисунке, светловолосая; те же черты и тот же красивый овал лица. Конечно, она стала старше; появились очки.

После окончания войны СЭГ 290 был направлен в город Бобруйск (Белоруссия), где стал базой для военного госпиталя. Он существует до сих пор.

Демобилизация персонала шла постепенно. В семье Лукьяновой-Савинова уже был ребёнок (или – не один). Они также приехали в Бобруйск, некоторое время там жили. А потом переехали в г. Минск.

Скорее всего, уговорили их обосноваться в Минске фронтовые друзья, там жившие. В частности, ведущий хирург СЭГа Михаил Яковлевич Шур (и до войны жил в Минске) и другие.

Публикуя воспоминания ветеранов этого госпиталя на Прозе. ру, я прошу читателей (родных, друзей, сослуживцев) дополнять рассказы о фронтовиках. Случается это не часто, но всё же бывает. И вот один из примеров.

В 2017 году откликнулся внук Надежды Максимовны и Георгия Трофимовича.

Вот что написал Георгий Георгиевич Савинов (имя Георгий, видно, передаётся в этой семье по наследству):

«Писать про дедушку не берусь, так как, к моему огромному сожалению, я родился, когда его уже не было в живых. Я знаю о нём только по рассказам папы и моей старшей сестры Татьяны, которая его хорошо помнит.

Мои сведения о дедушке отрывочны. Знаю, что после войны дедушка и бабушка жили в г. Минске на улице Красной, 22. Дедушка работал где-то по политической части. Его сильно донимали ранения (если я всё правильно помню — с войны у него был осколок в сердце).

Бабушка работала с трудными подростками.

У них было 3 сына и 2 дочери. Двоих сыновей уже нет в живых, а остальные живут в Минске.

Старший сын — дядя Слава был военным. Несколько лет назад он умер.

Старшая дочь — тётя Женя всю жизнь преподавала иностранные языки. Сейчас на пенсии. Она, кстати, с бабушкой — одно лицо.

Моему отцу — Георгию Георгиевичу Савинову — 74 года. Живёт в Минске с дочерью — моей сестрой Татьяной.

Младшая дочь — тётя Лиза. Живёт в Минске. Очень энергичный и весёлый человек. Именно она до последнего дня бабушки жила с ней и ухаживала за ней.

Младший сын — дядя Андрей. Его уже нет в живых. Отец говорит, что Андрей внешне был — вылитый дедушка.

Дедушка и бабушка похоронены на Московском мемориальном кладбище в Минске. Иногда (например, на радуницу, на 9 мая — День Победы и в другие дни) все мы: дети, внуки, правнуки и праправнуки — собираемся у их могил.

Так эти прекрасные люди умудряются, не находясь среди нас, собирать вместе всю огромную семью Савиновых».

Интересная подробность: Георгий Георгиевич Савинов (один из сыновей Георгия Трофимовича и Надежды Лукьяновой, отец их внука – автора письма) родился в госпитале. Очевидно, это произошло в 1943 году, когда СЭГ 290 вновь находился близ г. Вязьмы — в Пыжовском лесу.

Там был построен подземный (для безопасности раненых и персонала) медицинский городок; в шутку его называли «Пыжград». Работал в лесу госпиталь чуть больше года.

Фронтовой ребёнок! С пелёнок слышал вместе с маминым напевом: «Баю-баюшки-баю» и вой вражеских самолётов, разрывы артиллерийских снарядов.

Ещё некоторые подробности из другого письма Георгия Савинова:

«Папа раньше много рассказывал о госпитале. Там ведь прошло его детство. Мне почему-то (не знаю, почему, видимо, это потрясло мою детскую психику и сформировало взрослое мировоззрение) особенно запомнился рассказ о том, что, когда после войны дедушке выделили квартиру, то он от неё отказался.

Заявил, что санитарка Саша (если я всё правильно помню) сыновей в войну потеряла и с внуками в подвале живёт. Так в квартиру, которая была выделена деду, переехала из подвала санитарка Саша.

Потом, когда ему снова предложили квартиру, он опять отказался от неё в пользу кого-то из сотрудников.

В общем, как рассказывал папа, если бы бабушка не взяла решение жилищного вопроса в свои руки, они бы всей большой семьёй ещё долго жили в госпитале (тогда — в г. Бобруйске).

По рассказам, дед до самой смерти считал неприличным даже думать о каком-то благосостоянии для себя или своей семьи — у него всегда другие люди и их благосостояние были на первом месте.

О себе он не думал, даже когда здоровье сильно ухудшилось, и осколок в сердце напомнил о себе так, что вызвали «Скорую помощь». Врачи сказали, что деду осталось жить считанные дни, и они ничем не могут ему помочь.

Пока дед был в сознании, он не позволял обращаться к кому-либо за помощью, говоря, что у его знакомых врачей есть более важные дела. «Им людей надо лечить!», — говорил он.

Только когда дедушка потерял сознание, бабушка обратилась к бывшим врачам СЭГа (Михаилу Яковлевичу Шуру и другим).

Тогда они деда вытащили с того света, но сказали, что с таким ранением и в таком ритме жизни он проживёт не больше года.

Думаете, деда это остановило? Он продолжал работать и помогать людям… К сожалению, ровно через год после того случая он умер».

Эти письма от внука Лукьяновой-Савинова приходили из г. Новосибирска, где он работал и жил с семьёй. К сожалению, переписка оборвалась. Причины не знаю. Всё, что рассказано в его письмах о родословной дедушки и бабушки — ветеранов СЭГа 290 – это 2017 год.

Надеюсь, что все живы и здоровы.

Так благодаря рисунку художницы Елены Афанасьевой, сделанном в 1941 году, мы узнали биографию фронтовички Надежды Лукьяновой. В том госпитале у всех был тяжёлый труд: у врачей, медицинских сестёр, санитарок, библиотекарей, санитаров, политруков, водителей, сапожников, поваров…

Помимо своих основных обязанностей, им приходилось переносить на носилках раненых, дежурить у постели тяжело раненых, кормить тех, кто сам не мог есть… Многие были донорами; их кровь спасала почти безнадёжных раненых.

А в Пыжовском лесу силами персонала (большая часть – женщины) госпиталя был построен тот подземный городок; они рубили, пилили деревья, волокли их на лесопилку, рыли землянки и благоустраивали их.

Всё это и многое другое помогло победить немецких фашистов и их многочисленных добровольных союзников – помощников в той кровавой войне против СССР и его народов.

Во время Великой Отечественной войны не было малозначимого труда и скромных профессий.

Лариса Прошина-Бутенко
20 марта 2019 г.

Все новости проекта
23.09.2019История моего дедушки
06.09.2019Михаил Гольник. Ведущий терапевт госпиталя
02.09.2019Музейщики искали героя битвы на Волге по фронтовому рисунку
14.06.2019Загадка лейтенанта Рой
21.05.2019Валентина Муравьёва. Исключить из списка неизвестных
02.04.2019Медицинская сестра Румянцева
21.03.2019Надежда Лукьянова. Библиотекарь в СЭГэ 290
21.02.2019Письмо от журналиста Ларисы Васильевны Прошиной-Бутенко
06.02.2019Семья внука художника М.О. Штейнера
24.12.2018Портрет героя из нашей галереи опубликовала «Сталинградская правда»
10.09.2018Ждём отклика от родных
06.05.2018Последний портрет Константина Энзер (Филиппова) — чувашского поэта и педагога
07.03.2018Художник сделал рисунок незадолго до гибели связиста Виктора Голубецкого
08.02.2018История телефониста роты связи Виктора Голубецкого
25.01.2018Выставка на Никольской улице
22.01.2018Как защитника Сталинграда опознали в столице
17.10.2017Выставка Владимира Богаткина из собрания Государственного исторического музея
19.05.2017Дополнения к атрибуции портрета разведчика
15.05.2017Нашелся сын
03.05.2017Представляем «Украинский дневник»
12.04.2017Исторический музей и АФК «Система» напишут «живую историю» обороны Москвы
10.04.2017Выставка «Фронтовой художник» в музее писем А.П. Чехова
28.03.2017Продолжаем сотрудничество с газетой «Волгоградская Правда»
14.03.2017Нашелся… прототип четвероногого друга
04.03.2017Благодарим корреспондента Александра Фолиева за сотрудничество
15.02.2017Загадка фронтового разведчика Володи Ш.
30.05.2016Нашлись родственники еще одного Героя
18.03.2016В музее продолжают возвращать имена забытым героям
04.05.2015Нашелся внук
25.04.2015Портреты на выставке