Рашель Соломонова выжила!

Наш постоянный корреспондент Лариса Прошина-Бутенко прислала очередную увлекательную историю. На этот раз речь о враче, старшем лейтенанте медицинской службы Рашели Исааковне Соломоновой.


Врач Р.И.Соломонова беседует больным перед выпиской. Терапевтическое отделение СЭГ № 290. 1942 г.

В проекте «Неизвестный солдат» Государственного исторического музея среди рисунков, выполненных в годы Великой Отечественной войны московской художницей Еленой Александровной Афанасьевой, есть портрет Р. И. Соломоновой.

Да, врач, старший лейтенант медицинской службы Рашель Исааковна Соломонова служила в сортировочном эвакуационном госпитале (СЭГ)№ 290 Западного, а с апреля 1944 года – З-го Белорусского фронтов.

Этот большого масштаба и уникальный по задачам госпиталь был сформирован 11 июля 1941 года в г. Вязьме Смоленской области. Фашисты разных мастей, а не только немецкие, рвались к Москве. Вязьма, тогда ещё прифронтовой город, был для вражеских войск, как кость в горле.

Но в начале октября 1941 года советские войска стали отступать. Штаб СЭГа 290 получил указание от Санитарного управления фронта: свернуться и направиться в Москву.

Основной его базой в столице стали корпуса эвакуированного госпиталя в районе Лефортово. Здесь теперь расположен Главный военный клинический госпиталь имени академика Н. Н. Бурденко. А о пребывании там фронтового госпиталя напоминает Мемориальная доска, установленная на стене одного из его корпусов.

СЭГ 290 работал в Москве с октября 1941 по март 1943 гг. Именно тогда в госпиталь приходили московские художники. Они оставили для потомков лики героев Великой Отечественной войны – фронтовиков, которые находились в госпитале с различными ранениями, и его персонала: врачей, медицинских сестёр, санитарных дружинниц, водителей санитарных машин (список получится длинным).

К сожалению, о Рашель Исааковне известно совсем немного. Однако достаточно для того, чтобы исключить её из «неизвестных». Она выжила в той страшной войне и вернулась домой (имею в виду СССР) живой. Была ли ранена или контужена, не известно.

Акцентирую на этом внимание, так как среди персонала разного профиля, а не только медицинского, СЭГа 290 были погибшие и получившие разные увечья во время вражеских бомбардировок.

Рашель Исааковна начала служить в этом госпитале с января 1942 года. В тот же году художница нарисовала её портрет.

Есть и фотография, сделанная также в 1942 году. Посылаю её копию в проект «Неизвестный солдат». Под снимком подпись: «Врач Р. И. Соломонова беседует с больным перед выпиской. Терапевтическое отделение СЭГа №290. 1942 г.»

Где находится оригинал этой фотографии, не знаю. После окончания войны ветераны этого фронтового госпиталя дружили с «красными следопытами» Вяземской средней школы №2, с некоторыми московскими школами, медицинскими училищами и музеями (Центральный музей Вооружённых Сил РФ, музеи Российского Общества Красного Креста и уже упомянутого Главного военного госпиталя и другие).

«Сэговцы» (так называли себя ветераны госпиталя) передали в их фонды фотоальбомы, воспоминания, различные предметы, которыми они пользовались во время войны.

И ещё один интересный след фронтового врача Р. И. Соломоновой.

Как я уже упоминала в других рассказах о «сэговцах» для проекта «Неизвестный солдат», у меня находится архив Совета ветеранов СЭГа 290. В нём много разных документов этой общественной организации; есть и анкеты ветеранов госпиталя.

Среди них анкета Елены Моисеевны Гольдиной, заполненная ею 10 марта 1966 года.  До войны Елена Моисеевна окончила зубоврачебный институт. В госпитале она: старший лейтенант медицинской службы; работала «ординатором, зубным врачом». В отделениях: терапевтическое, челюстное, эвакуационное.

После войны жила в г. Ленинграде, работала стоматологом в здравпункте какого-то завода.

Она приезжала на встречи однополчан в Москву — к Дню Победы.

А теперь о том, почему я упоминаю здесь этого врача. На своей анкете она написала:

«Сообщаю адреса врачей СЭГа 290: Варшавская Л. С. (назван г. Черновцы и домашний адрес); Соломонова Р. И. – г. Минск, Ленинский проспект, 37».

Квартиру я намеренно не указываю.

Бывала ли Рашель Исааковна на встречах своих фронтовых друзей по СЭГу 290, не известно. Совет ветеранов госпиталя начал поиск однополчан примерно с 1956 года. В 1957 году состоялась их первая встреча; с 1966 года встречи были ежегодными.

После Победы сослуживцы разъехались по разным республикам СССР.  Совет ветеранов проводил поистине титаническую (письма, запросы в архивы, военкоматы и т.д.) работу, чтобы разыскать «сэговцев». Удалось найти более 400 человек. Труднее было находить женщин; кто-то из них после замужества менял фамилию.

Значит, до 1966 года связи с Р. И. Соломоновой у Совета не было. Почему? Вопрос без ответа. Далеко не все, зная о встречах однополчан, приезжали. Причины могли быть разными: состояние здоровья, далёкое расстояние… На одной из анкет, присланных в Совет почтой, есть такая фраза: приехал бы, но пенсия не позволяет.

Бывала ли Рашель Соломонова после 1966 года на встречах «сэговцев» в Москве, пока не известно. Можно предположить (это лишь одна из версий), что ей достаточно было встреч с однополчанами в Минске.

В столице Белоруссии жили: комиссар, то есть заместитель начальника СЭГа 290 по политической работе Георгий Трофимович Савинов и его супруга Надежда Максимовна Лукьянова-Савинова ( её портрет есть в проекте «Неизвестный солдат»); ведущий хирург этого госпиталя Михаил Яковлевич Шур; главный рентгенолог госпиталя, а затем – Западного  и 3-го Белорусского фронтов  Григорий Наумович Трейстер и ещё многие бывшие «сэговцы».

М. Я. Шур и Г. Н. Трейстер и до войны жили и работали в Минске.

Не будем забывать и о том, что Р. Соломонова в СЭГе 290 была не все годы войны. С июня 1943 года она, как врач-ординатор, была переведена в эвакогоспиталь №3026 Западного фронта. Подобные переводы медицинских работников не были чем-то исключительным. Есть и другие примеры.

Нередко, если можно так выразиться, перебрасывали (используя их опыт) хирургов, операционных сестёр, врачей-эвакуаторов, водителей санитарных машин на какие-то другие участки фронта – для помощи персоналу в новых госпиталях разного масштаба и профиля.

Так что Р. Соломоновна  в День Победы 9 мая могла встречаться где-то с однополчанами по эвакогоспиталю №3026.

Мне остаётся вернуться к главному: Рашель Исааковна Соломонова выжила, назло врагам; после войны жила в прекрасном городе, в самом его центре. Минск был варварски разрушен фашистами (об этом есть и в воспоминаниях тех, кто служил в СЭГе 290). Но возрождён!

Известно, что среди тех, кто возрождал город к жизни, немало было фронтовиков разных национальностей, оставшихся там после демобилизации. Возможно, среди них была и Р. Соломонова, ведь не известно, где она родилась и жила до войны.

Но это уже детали.

Всем желаю мира!
Лариса Прошина-Бутенко
Москва. 22 февраля 2020 года.

Опубликовано Обновлено
В рубрике Новости